18.12.2018

О казаках, Франции и русском запахе 19 века

ЗАПАХ МИРА И СВОБОДЫ. ЛЮБО, БРАТЦЫ КАЗАКИ!
…Воздух Парижа 1814 года дрожал от страха — ожидание неизвестного волновало умы, одна мысль занимала каждого: что будет с городом и жителями, оставленными на произвол победителей и, особенно, русских казаков, которых они, по преувеличенно искажённым описаниям, считали чудовищами и людоедами.
Что же увидели парижане? Что казаки, пусть неуклюжи и огромны, не обижают, не требуют, нежно относятся к детям, сажая тех на крупы своих лошадей и прогуливая парадным аллюром по центральным улицам Парижа, держатся со всеми любезно и просто, что русские вообще веселы и радостны. А какие необычные ароматы распространяются по улице, когда эти бравые молодцы в своих ярких, самобытных одеждах скачут на своих особым образом убранных конях! Что и говорить, острейшее внимание парижской толпы каждый раз невольно обращается к русским..! Беспрестанно сыплются вопросы: «Au nom de Dieu, dites nous, si vous êtes des Russes? — Comme ils sont jolis, ces Russes!» (Ради Бога, скажите, вы из русских? — Как они красивы, эти русские!).
Поэтому, наверное, откристаллизовавшись в памяти людской, ароматы нового мира, пришедшего из далёкой России, возникли через какое-то время в интерпретации французских парфюмеров, сразу же став уникальной страницей в истории мировой культуры, связанной с русскими — по-духу, в прямом и переносном смыслах, — и имеющими соответствующее название — «Cuir de Russie», т.е., «Кожа из России», «Русская кожа».
Торговый дом Gerlain выпустил такие духи давно, ещё в 1872 году.

Вот как мастер-парфюмер описывает первый аромат «Русская кожа» 1872 года от Gerlain: «Пробовать его — словно читать старую книгу на старославянском; Отдельные буквы понятны, но слова из них выстраиваются странные… Совершенно сухой, гладкий и немного скрипучий, в духе натуральной парфюмерии. У него тонкий аромат с полупрозрачным дымком»… Чувствуете? Сухой, как степь (чабрец), гладкий, как лезвие шашки (лаванда), скрипучий, как скрип сапога (стиракс с ирисом), с дымком (березовый дёготь).
Ну что? Напоминает Вам бивачную жизнь? Русские казаки разбивали свои бивуаки в городском саду, на Елисейских полях, купали своих коней прямо в Сене…
Благородные «Cuir de Russie» от Торгового дома Lubin в торжественном строгом флаконе появились в 1900-м: …Ещё Петр Великий велел сравнивать все сословия по одним только достоинствам. «Красота русского царя, миролюбивые его намерения, кротость в войсках, какой не ожидали, — всё это было так внезапно для парижан, так противоположно тому, что они привыкли воображать, что появление союзников в стенах столицы стало для побеждённых таким же торжеством, как и для победителей». (Н.А. Бестужев).

Парфюмерная фабрика Глокенгассе выпускает «Cuir de Russie 4711» в 1920-м. Совершенно очевидно, что 4711 попытка удалась на славу: и сдержанный, напоминающие рёбра стального оружия по форме флакон, и само оружие в руках абсолютно узнаваемых казаков на овальной этикетке – всё вело к истинному впечатлению от встречи с русскими.

И эти сильные впечатления удивления, восторга, желания быть рядом с ними сказались, когда французы увидели, узнали наших казаков. Мальчишки верхом на палочках, подражали казакам; другие подле солдат шагали вместе с ними под музыку. Эмоциональный подъём, который испытали парижане при общении с русскими казаками и солдатами во время пребывания их в Париже в 1814 году, вызвали желание подражать их открытости, великодушию, силе, храбрости и бесстрашию.
…Из Войскового Учебника казака Русской Императорской Армии: «Присяга есть клятва перед Богом: служить верно Государю, Наследнику Престола и Родине, хотя бы пришлось умереть за них»… Светлый, почти лучезарный, напоминающий высший мир и горние сферы «Cuir de Russie» от E.Coudray был выпущен в 1924-м с монограммой, напоминающий монарший вензель…

Воистину, навсегда останутся современными слова Российского Императора Александра I: «Мы остановили потоки крови, лившейся так долго в Европе. Не забудьте подтвердить войскам, что разница между нами и французами, входившими в Москву, та, что мы вносим мир, а не войну».
Теперь «Cuir de Russie» от L.T. Piver и флаконом, и упаковкой, и яркой, колоритной этикеткой свидетельствует о самых что ни на есть русских настроениях в Европе, законодательницей хорошего вкуса и аромата, для которой Россия по-прежнему остаётся и в 1939 году!

Очевидно, воспоминания о прорусских временах побудило желание мужчин не только носить ножи на ремне, заправлять широкие брюки в ботинки, а дам — носить головные уборы, напоминающие русский кокошник, называть кафе быстрого приготовления и питания «Бистро», а безысходные состояния обозначать словом «Березино», но потребовалось закрепить эти впечатления в ароматах, создать квинтэссенцию ауры силы, чистоты, достоинства, мира и самобытности, окутавшей Париж в те дни; дегтярный — от сапог и от лошадиных попон русских, сладковатый ванильный и хлебный из пекарен, запах дыма от костров с готовящейся на них пищей… и ощущение свободы, неизведанных далей, из которых пришли эти казаки, от предвкушения новой, свободной Европы!
…Русская кожа – юфть — имела запах берёзового дёгтя, обработка которым заменяет длительное дымление. Это традиционный способ выделки сыромятной кожи, известный славянам, эвенкам, монголам и индейцам. Красная юфть во времена Царя Алексея Михайловича Тишайшего (1645-1676), вместе с золотом, мехами, китайским чаем, входила в монополию царской казны. В XVI-XVII в.в. зарубежный спрос на русскую юфть был столь велик, что своего сырья не хватало. При Петре I (1718), юфть стали жировать смесью берёзового дёгтя и жира морского зверя для лучшей водостойкости, и спрос на неё вырос ещё больше. Водостойкая русская юфть использовалась европейцами для военной обуви и для мирных сумочек, портсигаров, мебели, дорожных чемоданов. В Британии «русская кожа юфть» использовалась для книжных переплётов, особенно — юридических и священных книг.
Наконец, «Cuir de Russie» марки Creed во флаконе, предназначенном, скорее для редкого, уникального цельбоносного эликсира, (мотивы эликсира вечной молодости просто напрашиваются сами собой в этой связи!) – выходит в свет, что очень символично, в 1953 году, столь судьбоносном и для самой России.

…Французы поначалу боялись «северных варваров», но оказалось, что русские не собираются мстить. (По свидетельству участника заграничного похода 1814 года, историка Михайловского-Данилевского, при взятии Парижа в марте 1814 года всего погибло 9093 союзника, из которых — 7100 русских. Наши войска оставались в Париже почти три месяца, и, в отличие от быстро разложившихся морально войск Наполеона в Москве 1812 года, они не разорили город, оставшись в памяти великодушным и дисциплинированным войском).
Оценка вклада казаков дана в наполеоновской французской литературе. Так, в погребальном по великой армии 29-м бюллетене Наполеон писал, признавая поражение в России: «Все наши колонны были окружены казаками, подобно аравитянам в пустынях – они охватывают обозы». Здесь уместно и вспомнить знаменитую фразу Наполеона: «Дайте мне одних лишь казаков – и я пройду всю Европу». (Струсевич А. Герои Дона. Псков, 1898. с.103).
Близкий Бонапарту историограф и бытописатель Коленкур, записал, как покидая пределы России, в порыве откровения Наполеон бросил: «Надо отдать справедливость казакам: именно им обязаны русские своими успехами в этой кампании. Это, бесспорно, лучшие легкие войска, какие только существуют».
Интересна оценка, высказанная французским генералом, военным писателем Шарлем Луи Мораном: «Казаки сделали для спасения России более, чем вся регулярная армия», — писал он об участии казаков в контрнаступлении.
В 1812 году Наполеон поручил историку Шарлю Луи Лезюру написать историю казаков (она вышла только в 1814 году, и, парадоксальным образом, два года спустя получила награду от Императора Александра I). Это огромный труд, составленный из сведений западноевропейских источников, в котором, в частности, сообщается об остром зрении казаков, их тонком слухе, развитом обонянии и закалённом теле, невосприимчивом к суровому климату; о «силе и быстроте их коней, маленьких, как будто плохо сложенных, но привыкших, как и их хозяева, преодолевать жажду, голод, холод и усталость», а также об их чрезвычайном бесстрашии.
Наверное, поэтому неудивительно, что в казаки стремились и сами французские легионеры! Следы пребывания французов в России можно увидеть по всей стране. В Москве сегодня проживает около полутора десятков семей, чьи предки когда-то не пожелали возвращаться во Францию – Ауцы, Юнкеровы, Жандры, Бушенёвы. В Екатеринбурге, где, по свидетельству исследователей истории Верх-Исетского Металлургического завода, более 300 военных французов после войны 1812 года отрабатывали контрибуцию, создалось порядка 10 семей, сохранившихся до наших дней как Пряничниковы — Лопатины, Дусье, Соловьёвы. В Оренбургской губернии оказалось 40 французских солдат – 12 из них пожелали вступить в казачье войско. Архивы нам сохранили имена 5 французских смельчаков, которые в конце 1815 года подали прошение о вступлении в российское подданство: Антуан Берг, Шарль Жозеф Бушен, Жан Пьер Бинелон, Антуан Виклер, Эдуар Ланглуа – эти солдаты наполеоновской армии были причислены к казачьему сословию Оренбургского войска. Историк Владимир Земцов выявил, что в Пермской и Оренбургской губерниях побывало не менее 8 тысяч пленных наполеоновских солдат, из них несколько десятков стали российскими императорскими офицерами, а несколько тысяч «оренбургских французов» записались в казаки Оренбургского Казачьего Войска. К началу ХХ века в Оренбургском войске насчитывалось порядка 200 казаков с французскими фамилиями. Это ли не достойное подтверждение вполне исполненной клятвы казаков, равно как и приказа по казачьему корпусу атамана Платова: «Мы должны показать…, что помышляем не о жизни, но о чести и славе России», ставшего девизом всей кампании 1812 — 1814 годов!

Суперсовременный по стилю «Cuir de Russie» от Chanel выводит в 1924 году сам классик парфюмерии Эрнест Бо… Кстати сказать, «Русская кожа» от Шанель занимает до сих пор второе место во Франции и Европе по популярности, настолько он стал чувственным выразителем русского духа свободы. Как же пророчески удивительно точны в этой связи слова классика русской живописи Ильи Репина: «…никто на всём свете не чувствовал так глубоко свободы, равенства и братства, как казаки!..»

Авторский коллектив статьи:
О.Ю. Слуднова, директор Регионального представительства ОСОО «Гражданское общество – детям России», руководитель социально-значимого патриотического проекта «Екатеринбург: вчера, сегодня, завтра. Мост во Францию».
Н.М. Сухачевская, специалист клуба женщин г. Березовский, руководитель социально-значимого патриотического проекта «Русская душа – французские духи».
По материалам прессы, интернетным публикациям разных лет.