16.01.2019

Наша традиционная культура

Детская одежда в казачьих семьях Урала и Оренбуржья.

«Гугниха, как говорил Атаман И.Г. Меркульев, о «первых обстоятельствах» говорила еще, что, когда все казаки обзавелись женами, то первое время детей не имели. Боясь, что своим плачем дети могут открыть их местонахождение, детей своих они при рождении убивали. Но один казак, Тит Федоров, родившуюся у него девочку укрыл и скрытно держал при себе два года. Соседи о том дознались и донесли Атаману. Федоров был вызван для суда на Круг, куда пришел со своей 2-ух летней дочкой. На Круге, не оправдываясь, он просил убить его дитя, но и убить его самого тоже. Это так разжалобило Круг, что он простил вину Титу и приказал казакам впредь детей своих не убивать, отчего казаки стали сильно размножаться.»
«Топография Оренбургской губернии, сочинённая коллежским советником Петром Ивановичем Рычковым и изданная в Санкт-Петербурге Императорской Академией Наук в 1762 году».
Вопрос о детской моде настолько интересен вне вопросов одежды, что я не могла не порассуждать «на тему о». На мой взгляд, то, как одевали детей в семье в то время, отлично характеризует целый пласт внутрисемейных отношений конца 19го — начала 20го века среди казаков.
С какого возраста дети считаются полноценными людьми? Как следовать новшествам, но оставаться в определённых культурных рамках? Есть ли особые требования к одежде?
Всё очень непросто, но, опираясь на фото, можно увидеть несколько интересных моментов.
Начнём с того, когда же дети становятся людьми? Да, да. Вопрос звучит смешно с точки зрения современного человека, но детская смертность была раньше довольно высока даже в обеспеченных семьях. Мне кажется, что в пользу включения детей в активный социум, то есть наделения их общественной значимостью, говорит факт наличия у них «сложной» одежды. Не туникообразных рубашек простого кроя, а именно одежды с кроем, требующим определенного умения в пошиве. Одежды с вышивкой, дополнительными аксессуарами, богатой отстрочкой, кружевом и прочим. В общем, одежды, для которой требовалась покупка материалов именно для конкретного детского костюма (а не сшитой по остаточному принципу, например, компоновкой лоскутов от раскроя взрослой одежды) и выполнение определенных швейных операций.
Уральские и оренбургские казаки в целом имели достаточно высокий уровень жизни и, по всей видимости, могли себе позволить приобретение материалов не самых дешёвых. Наверняка будничные комплекты были гораздо проще, но на фото чаще всего встречаются праздничные вещи. О них мы и будем говорить.
В целом, примерно в трети случаев попадаются простые примеры различного рода платьев у девочек. Как правило, это платья из лёгких тканей, светлых оттенков, сшитые достаточно свободными и по городской моде. У грудных младенцев на фото наверняка не уточнить пол ребенка, поэтому можно взять за основу идею о том, что в такого рода платья до определенного возраста одевали не только девочек.

Однако, даже при таких обстоятельствах в глаза часто бросается наличие индивидуально пошитой для ребенка обуви (ботиночки, сапожки и др.) и дополнительных аксессуаров (бант около шеи, бусы).
В «городском» направлении детской одежды среди казаков Оренбуржья и Урала у детей постарше мода имеет ещё более заметные черты копирования взрослой одежды. Так как часто у кого-то из старших женщин на фото подчеркнуто городской стиль одежды уже без привычных сарафанов, сарафанок и даже парочек.

Другую большую группу детской одежды можно назвать проще — «буду как мама». То есть элементы детского гардероба копируют одежду матерей. К примеру, ясно видно, что на девочках надеты и сарафанки, и сарафаны, и даже различные фартуки с аксессуарами, только иногда в несколько упрощенном виде.
Любопытный момент, что «рукава» и пояса в этих комплектах одежды так же украшены галунами, т.е. имеют дополнительный дорогостоящий декор.

На детских рубашках для мальчиков можно встретить богатую отстрочку в виде вышивки:

Мальчишеская одежда практически с ещё более раннего возраста так же копирует взрослую мужскую. Особенно это заметно в части фуражек, шаровар и сапогов.

В целом, исходя из фотоматериалов, можно сказать, что в возрасте примерно двух лет и мальчики, и девочки уже часто одеты в гендерно ориентированную одежду (то есть сразу можно понять половую принадлежность ребенка). При этом одежда обычно подходит ребёнку по размеру (то есть была сшита для ребенка или подверглась переделке именно для этого ребёнка), и сделана не из ходовых и простых материалов (ситец, к примеру), а из тканей и галуна схожих с «взрослыми» комплектами одежды.
В литературе, описывающей быт уральцев (например, у Ялфимова), можно встретить описание того, что дети довольно рано начинали оцениваться как если не полноправные члены сообщества, то как минимум в качестве имеющих своё веское место субъектов. Многодетность не считалась за несчастье, рождение дочерей не высмеивалось, часто можно было встретить обращение к детям по имени с отчеством (особенно к мальчикам).
И хотя нельзя отметать присущее уральской семье подчинение младших старшим (иногда доходящее и до тирании), всё это, на мой взгляд, говорит о ценности детей в уральских и оренбургских казачьих семьях. И вышепреведённый анализ одежды это косвенно подтверждает.

При подготовке материалов статьи использованы фото из групп ансамбля «Перегода» (https://vk.com/peregoda), Русский традиционный костюм https://vk.com/trad_costume, сайта «Яик» http://www.yaik.ru, и группы «Оренбургский частный архив» https://vk.com/club129000960

Светлана Кучевасова