25.05.2019

Рождественские традиции оренбургских казаков

Рождество, как один из основных праздников православного христианского календаря, занимало особое место в традициях оренбургского казачества.
Рождение Иисуса Христа 7 января (25 декабря по старому стилю) праздновалось не просто с размахом, но и имело много интересных особенностей, некоторые из них дошли в том или ином виде и до наших дней. Канун праздника проводился в строгом посте и носил название Рождественского сочельника. Интересной особенностью празднования Рождества в среде оренбургских казаков было культурное смешение: ведь оренбургское войско состояло из носителей разных культурных традиций. Поэтому где-то поощрялись колядки и ряжения, а в других местах приходили в дома с молитвой. Узнаем подробнее!
Перед Рождеством, в Сочельник во многих местах принято было разносить кутью. Наверняка, многие из вас знакомы с этим блюдом. Оно и сейчас встречается на поминальном столе. Однако, по воспоминаниям жителей оренбургских станиц раньше её варили не из риса, а из пшеницы: «…я уже замужем была, всё кутью носили. Ну, еще иногда и сейчас носят. Кутью носили перед Рождеством — 6 января, вот. Рисовую сейчас стали носить, а раньше пшеницу специально к этому дню обдирали, творили эту кутью, сластили её чем-нибудь: сахарком, мёдом или изюмом, и детвора перед вечером ходит и носит, а вечером уже взрослые. Ну, охота выпить им, погулять, пообщаться (о взрослых — прим.ред.). Узелок с кутьёй и пошли к хорошим знакомым, к родне, приходят: «Тятька и мамка кутью прислали кусковать». За эту кутью, значит, надо дарить что-то, отдариться. (c. Кардаилово, Илекский район)».
«Кутью делали, да и узвар из яблоков делали и носили хрёстной. Это из покон веков. Это под Рождество вечером. Вот завтра Рождество, а сегодня вечером. Вот хрёстной мать варит кутью, а она даёт тебе подарок какой-нибудь. Или на кутью позовут родственников: « Приходите сегодня на кутью». Обязательно перед Рождеством кутью варили. Несли кутью в чашке или в чем. Кутью и туда делаешь, как компот — узвар называется. Прямо в кутью. Кутья должна (быть) пшеница. Толкли пшеницу в ступе. Вот пшеницу помоешь, в ступе толкёшь пока кожура с неё слетит. И потом варят. А сейчас с риса делают. Кутья — это пшеничная. И взвар — он сладкий. (…) Обязательно крестник крёстной должен был нести.» Однако, угощали не только постным. «Эти же дни — пост. А несёшь уже такое: или молочное, или мясо, и что-то такое несёшь. Чтоб утром в Рождество встал человек утром и разговелся…» Необычной была и встречающаяся традиция рождественских костров — пуры́нов: «В станицах оренбургских казаков считалось, что костры жгут для того, чтоб «обогреть Иисуса Христа». Это объяснялось тем, что Христос родился в зимнюю стужу, ему холодно на небе, и чтоб он не замёрз совсем, «Ему горящими кострами посылают тепло на небо». “Пурын — вот грели мёртвым ноги. Под Рождество (…) Вот он кучи натаскает, сухое, чтоб снегом не намочило. И чтоб горело хорошо. Высоко, когда сухое, горит. Высоко костёр. Это хорошо. Люди (когда жгли костёр) стояли возле костра, вертели палочками (в огне), подбирали края. Ничего не говорили, вспоминали своих (умерших) родственников: «Мама, папа, няня, дядя, мы тебе ножки греем». Был обычай такой — мёртвым ножки греть» В сам день Рождества, когда оканчивался пост, начинались рождественские гуляния, которые продолжались все Святки: «…утром встанешь, то там уже курник приготовишь, тогда уж понеслась — и блины, и курник там с мясом, праздничная еда.» Особо празднование поддерживалось молодёжью и детьми. Славили Христа, колядовали, рядились в турчанку, цыганку и прочих: «Славельщикам обычно давали деньги, печенье, ватрушки, а также кокурки и сырнички. Кокурки — любимое лакомство уральских и оренбургских казаков — представляли собой небольшие сдобные хлебцы из белой муки с яйцом внутри. Сырнички — небольшие замороженные шарики из творога, сметаны и сахара. Поздравители с благодарностью принимали дары, складывали в мешок и вечером устраивали себе маленькое пиршество. (…) «Давать надо обязательно, потому что Иисус Христос родился, чтоб доходило до неё, до Божьей Матери, до Сына.» В казачьих станицах также было распространено рождественское славление, в основе которого лежало Священное Писание, истории о Иисусе, Богородице: «А в Рождество у нас тут старушка одна, она сейчас уже умерла, она в каждый дом ходила, молилась. Они собираются по три, прям ходили, в домах пели молитвы, в каждый двор заходили.» “Рождество читали дети по дворам: Рождество Твоё, Христе, Боже наш… Дева неприсущего сына рождает…Иисус Христос родился — потому и Рождество называется. И вот пели. Кто научится — пели, а кто приходит: «Открывайте сундучок, подавайте пятачок».

Обычай рядиться распространялся на всё время от самого дня Рождества до конца Святок: «Участниками были девушки, одетые в широкие, яркие юбки, с накинутыми на плечи старинными шалями и кружевными накидками, закрывавшими голову и лицо. За яркие одежды, широкие юбки их часто называли цыганками или турчанками. Собравшись группой в пять-десять человек, в сопровождении парня с гармонью, переодетого в женский костюм или изображавшего смерть с косой, или охранника с кнутом, они шли по селу от одного дома к другому с песнями и плясками, и заходили обычно в те дома, где жили парни — потенциальные женихи. Участница такого развлечения из казачьей станицы Черноречье Оренбургской области говорила нам: «Турчанками мы ходили по дворам по всей деревне, у кого парни есть. Ходили к кавалерам в избы. К девчатам мы не ходили, только к кавалерам.» Подойдя к дому стучали в окно: «Можно святошникам зайти?» — «Можно!» Переступив порог зала, то есть комнаты, девушки начинали петь, плясать, гадать по руке и просить, как настоящие цыганки «позолотить ручку». Самым главным удовольствием для турчанок\цыганок было увидеть, что хозяева их не узнают. К концу веселья девушки раскрывали тайну — показывали лица». Рядились с выворачиванием шуб, простейшими масками, в попа, деда с бабкой, парни в женское или девушки в мужское. Варианты от станицы к станице менялись и были свои. Обычай ряжения, как и некоторые другие рождественские обычаи, прожил достаточно долго: «Я еще ходила (турчанкой), а потом сельсовет разогнал, запретил (ходить турчанкой), потом снова стали подымать (этот обычай). Но ходить некому. Интересно было тогда». Даже в нашей семье есть фото моего деда, который в молодости принимал участие в рождественских ряжениях.

Наталья Низкодуб, реконструктор казачьего костюма, потомок оренбургских, уральских и кубанских казаков, участница Межрегионального и межвойскового объединения этнических казачек «Грушица».